clarry-s
Итак, я снова решила немного написать о книгах.
1.Дэн Браун. Цифровая крепость. У меня есть всего два варианта отношения к книгам Дэна Брауна – либо мне безумно нравится, либо мне все нравится вплоть до концовки, которая после прекрасного разворачивания сюжета все портит настолько, что в итоге книга меня не впечатляет. К первому варианту относится давно прочитанная «Точка обмана». Ко второму также давно прочитанный «Код да Винчи», после которого не было никакого желания читать автора дальше, но все спасла вышеупомянутая «Точка обмана», купленная в газетном киоске от нечего почитать. И тут я решила продолжить знакомство с автором. «Цифровая крепость» определенно попадает под вторую категорию в компанию с «Код да Винчи». Да, вроде красиво закручивается сюжет, красиво потихоньку раскручивается, все эти благими намерениями выстелена дорога сами знаете куда, везде расписаны мотивы, но конец… Хотелось просто кричать героям, что не туда они смотрят! Не там ищут, не проверяют лежащее на самой поверхности. В итоге в конце только разочарование: ну и стоило столько времени тупить, умные вы наши герои? Хотя тут скорее умничать, чем тупить. Люблю неожиданные концовки в подобных книгах, неожиданные до самого конца. И у Дэна Брауна есть такие книги. Но не эта.
2.Джон Грин. Бумажные города. Знаете, бывают книги со смыслом, бывают без. Но вариант, который мне не нравится больше всего – это когда смысл подразумевается, а его нет. Эта книга как раз такая. Думаешь, что сейчас тебе будет история о всепреодолевающей любви (нечто вроде «Дневник памяти») или поиске человеком себя, а на деле книга в лице героев сама в конце недоумевает: а зачем все это было? А мне это не надо! Есть мальчик, который любит девочку, которую по сути-то не особо знает. Они одну ночь разыгрывают придуманный девочкой сценарий по наказанию тех, кто девочку обидел, и после этого она исчезает. И начинаются поиски. Детектив там после Брауна посредственный, старается захватить, но с трудом получается. Погоня в стиле успеть за двадцать четыре часа уже не в силах захватить. Хорошая концовка могла бы все спасти, не такой уж ужасный детектив ей предшествовал, но не срослось. Так искать, так якобы любить, узнать, в чем была причина, которая совсем не совпадала с тем, что герой себе навыдумывал, и принять это как должное – это странно. То есть для всех все это было просто приключение, но к чему тогда столько высокопарных слов? Пусть берет пример с Шерлока из сериала: он честно признает, что ему интересен только сам процесс и момент раскрытия истины. Девочка в итоге просто поигралась, закинув наживку для поисков себя, а мальчик ненароком попался. Рыбка, которую не собирались ловить. Все зря. Не люблю такое.
Единственное, было интересно почитать про сам термин «Бумажные города». О том, что картографы наносили на карту несуществующее поселение, чтобы защитить свои карты от копирования. Ведь если такое же поселение появится на другой карте, значит, ее просто срисовали.
3.Джон Фаулз. Коллекционер. После прочтения книги остаются смешанные впечатления о персонажах (не о книге, она-то достойна прочтения). Я подойду издалека. Помните сказку «Красавица и чудовище»? Чудовище запирает в своем замке прекрасную девушку, выдает ей наряды, еду по своему усмотрению, лишает связи с миром, запрещает покидать замок. Не очень-то хорошее поведение, не находите? Но красавица влюбляется в чудовище, и ее любовь превращает его в прекрасного принца. А что было бы, если бы красавица была высокомерной снобкой, считала бы чудовище отвратительным созданием, и даже речи бы не шло о том, чтобы она его полюбила? Как бы тогда закончилась сказка? Как бы вы тогда отнеслись к поступку чудовища? Фредерик – не заколдованный принц. Он простой необразованный молодой человек, без родителей, воспитанный дядей и тетей, которые, по-видимому, не особо усердно занимались его развитием. По сути, он остается в чем-то ребенком, у которого довольно линейные представления о мире и неразвитое понятие того, что такое хорошо, а что такое плохо. Сказать, что он зло во плоти, нельзя. Он похищает Миранду не потому, что желает ей чего-то плохого, он хочет, чтобы она его полюбила, причем так, как он это себе представляет. И в этом плане, чем он не Чудовище из сказки? Вот только Миранда – не Бэлль. Высокомерная девушка, снобка, считающая себя элитой, а чудовище Фредерика неотесанным примитивом. Все выбранные для нее вещи она презирает, бьет посуду не из-за того, что злится на свое заточение, а оттого, что считает ее внешний вид оскорблением своего высокого вкуса. На своего заточителя, несмотря на положение, смотрит свысока. Она вроде где-то его и жалеет даже, но эта жалость не делает ее ближе к нему, а наоборот подчеркивает их разность. Конечно, и речи быть не может о том, чтобы она могла его полюбить, как-то принять, будь он ее похитителем или просто человеком, с которым ее столкнула судьба. Она выше его и абсолютно из другого теста. Столкновение элиты и простого человека. Массы и единиц. Она не будет пытаться быть ближе к массам, отделяя себя от них. Он не сможет быть ближе к элите, от которой его отделяет социальное положение и все вытекающее. Между ними пропасть. То, что Фредерик похитил и держал взаперти девушку – это ужасно, и это на его совести. Но то, что происходило далее и на совести самой Миранды, которой не хватило жизненного опыт, любопытства и сострадания Бэлль, чтобы выкрутиться из всей этой жестокой ситуации. Девушка из сказки смогла повернуться лицом к Чудовищу, преодолеть свое отвращение и развить в нем зачатки того хорошего, что подавляла природа чудища, живущего в нем, и это ее спасло. Миранда оказалась слишком далека от необразованности и простоты Фредерика, чтобы спасти себя, следующих жертв и, возможно, самого героя. Фредерик дал героине умереть от болезни, и это жутко. Но он не помог девушке не потому, что желал ей смерти, он этого-то как раз вовсе не хотел. Ему помешал инфантилизм, социофобия, категорическая неспособность взаимодействовать с миром. Фредерик стал таким во многом из-за врожденного социального статуса и сиротства. Миранда же от рождения стояла на более высокой ступени социальной лестницы, имела воспитание, возможность получить образование. Кто знает, что было бы в конце, будь сама Миранда другой. Кто знает, чем закончилась бы известная сказка, будь Бэлль такой, как Миранда.
4.Екатерина Васина. Загадай меня. Вся книга примерно такой «детектив»: переспит главная героиня с главным героем или нет? Вернее, по закону жанра ясно, что переспит. Но когда же она уже переспит? Есть какие-то детективные завязки, но развязываются они абсолютно внезапно, будто автору уже надоело тянуть сюжет, надо как-то заканчивать, а там нераспутанные линии, поэтому быстренько расскажем, кто там злодей и какие у него были планы, мимолетом скажем, что он был наказан, а главные герои наконец-то переспали и жили долго и счастливо.
5.Карен Томпсон Уокер. Век чудес. От книги с таким добрым названием я ожидала действительно чудес. Но сюжет был совсем не о чуде. Век чудес – так автор называет возраст героини, двенадцать лет. Собственно все повествование – описание жизни девочки в период глобальной катастрофы – замедления скорости вращения планеты. По-видимому, именно это является центральной линией, а не сама катастрофа, но ее жизнь не отличается ничем от той, которая могла бы быть без замедления. Катастрофа отдельно, проблемы с семьей и друзьями отдельно. Сама история – очень ровная, никаких эмоциональных подъемов или спадов, героиня как камень. Она все принимала как данность, плыла по течению, не испытывала сильных эмоций - каменный персонаж. И я не к тому, что таких людей нет, просто тут..вот плывет и плывет, смысл в трагедии в книге, если она не имеет отклика? Как принцип построения: если в начале книги повешено ружье и к концу книги оно не выстрелило, значит, оно было повешено зря. У девочки происходило многое в жизни, но все эти "ружья" - они не выстрелили, они ни на что не повлияли, просто были.